Досадно

Всегда испытываю досаду, когда дело завершилось неудачно для моего клиента (на юридическом языке — Доверителя). Даже если объективно не от меня зависел исход дела. Вот и вослед последнему судебному спору испытываю чувство досады.

Юрист в Петербурге

Первоначальная информация была очень проста. Взрослый сын, проживает отдельно от своей мамы, обладательницы двухкомнатной квартиры в Красногвардейском районе и букета хронических заболеваний. Последнее неудивительно, поскольку маме за 70 и более 10 лет она является инвалидом первой группы по лейкемии, состоит на учете по лимфолейкозу. Сын, по его признанию, попивал, а маме это сильно не нравилось. В последний раз она свое неудовольствие выразила резко: «Больше ко мне не приходи. Видеть не хочу». Сын обиделся и полгода не появлялся у матери. А когда появился, то узнал, что мама «подарила» квартиру соседке по парадной, войти в квартиру он не имеет права, потому что новый собственник против. Эмоции захлестнули: наговорил соседке разных слов. Вызванный милиционер занял сторону соседки: если узнаю, что ломишься в двери, то посидишь в отделении. Информация от участкового порадовала: установлена опека над мамой в лице соседки. А это незаконно – сына должны были привлечь к участию в суде по установлению опеки. Оказалось, рано радовались, опека не устанавливалась, а квартира перешла в собственность соседки по договору ренты. Сын, конечно, встретился с матерью в квартире и был поражен изменениями в ее психике. Как только увидела сына, стала кричать, что он хочет убить ее, чтобы он к ней не подходил. Все это опять же видел местный участковый и снова подтвердил: «Раз мама против, не имеешь права к ней приходить. Узнаю, что против ее воли…лучше не рискуй». Рискнули: вызвали скорую психиатрическую помощь на дом. Услышав мамины вопли, доктор сказала: «Приеду». Общалась доктор с мамой в присутствии новой владелицы квартиры, но без сына. Вышла и сказала: «Мама здорова (в смысле головы)». Тогда пошли по длинному пути: заявление в УБЭП с просьбой проверить обстоятельства сделки (получили постановление: «решайте спор в гражданском суде»). Далее заявление в суд об установлении опеки над мамой в лице сына. И тут повезло, (нехорошо так говорить о вопросах здоровья, но, что было, то было) мама по скорой помощи с перитонитом попала в Александровскую больницу. Написали заявление: просим, чтобы психиатр обследовал маму. А психиатр взял и обследовал. И выдал заключение: слабоумие. БылиУслуги адвокатавоодушевлены: сейчас и сделку сломаем в судебном порядке. Да только эксперт, к которому я обратился за предварительной консультацией, расстроил. Да, по состоянию на сегодня дадим заключение: не дружит с головой. Но сделка была более года назад. Надо найти предыдущие медицинские истории болезни, чтобы сделать вывод, что на момент сделки не соображала мама. А все медкарты в руках у противника. Долго описывать как добивались истребования медицинских документов из разных источников. Прошло еще полгода; еще и судья сменилась, разбирательство заново начала. Короче говоря, умерла мама накануне судебного заседания, в котором должны были ее признать недееспособной. А после похорон Доверитель «порадовал» — устал я, говорит, и не верю уже, что добьемся чего-нибудь. Давайте закончим. Ну, и закончили. А мне досадно, что результата нет. Хотя и вины моей нет в этом.