Телефон: +7(812)310-46-26; +7(921)907-41-71
e-mail: vasilikonor@mail.ru
Налоговое право: судебные спорыПривлечение страховой компании к судебному производствуЮридическое сопровождение бизнеса

Налоговое право: судебные споры

Налоговые споры при продаже недвижимости, юридическая консультация на практике.

Перейти ...

Привлечение страховой компании к судебному производству

Привлечение страховой компании к судебному производству

Перейти ...

Юридическое сопровождение бизнеса

Административная ответственность юридических лиц в области финансов, налогов и сборов, страхования, рынка ценных бумаг.

Перейти ...

ГЛАВНАЯ

Юрист в ПетербургеПочему нужен медадвокат

Недавно созданная адвокатская коллегия «МЕДАДВОКАТУРА» неслучайно выделила в своем наименовании направление медицинского права. Конечно, она занимается на сегодня и продолжит заниматься в будущем и другими отраслями права:гражданским, административным, уголовным, арбитражным. Но именно это направление – медицинское право наша коллегия считает наиболее важным для общества и для каждого человека в отдельности.

Наилучшим объяснением важности медицинской адвокатуры, то есть защиты человека в вопросах его здоровья, послужит следующий пример:

Один мой хороший знакомый, тоже адвокат, заболел туберкулезом. Болезнь развивалась в нем долго, то чуть наступая, то чуть отступая назад. Поскольку человек этот чувствовал себя вполне прилично, то особо и не обращал на нее внимания. На учете в диспансере состоял, дважды в год проходил рентгенодиагностику, убеждался в том, что «хуже не стало», сезонно «осень-весна» принимал лекарства и продолжал трудиться на благо семьи – дети еще маленькие, растить надо. Да, следует отметить, что бактерии туберкулеза он все годы болезни не выделял, еще и по этой причине «не чувствовал себя больным». В одно из проходивших обследований получил и вовсе успокоительный вывод – «исход болезни»; по этой причине совсем прекратил проходить обследования в течение двух — трех лет. А потом «бахнуло», при рентгенодиагностике, проведенной в диспансере, установили значительное ухудшение; товарищ решил обратиться в НИИ фтизиатрии на Лиговском; предложили стационар, согласился. Вначале тоже не выделял палочки, а через месяц-полтора стационара выделил, да еще и лекарственно устойчивые. Чтобы было понятно «на пальцах» — это бактерии туберкулеза, которые имеют иммунитет к лекарствам (не дохнут от антибиотиков). А это уже серьезно. Получается, что надо подбирать для лечения лекарства, которые более вредны для организма по побочным эффектам (печень, почки, суставы и т.д.) и, при этом, относительно эффективны по воздействию на палочки Коха. Пролежал на стационаре товарищ более шести месяцев. Успехи относительные: перестал выделять палочки. При этом, по томограммам оставался все тот же инфильтративный туберкулез. Область поражения почти не уменьшилась. Направили человека к хирургу на консультацию. Аж, целый руководитель хирургического отделения при стационаре. Авторитет, словом. И тут авторитет придавил пациента своим предложением: ампутируем все легкое, чтобы болезнь не развивалась. Проживешь еще лет 20. А так будешь опасен для семьи. И уж совсем пригнул приятеля словами: «Не верь, что не выделяешь палочки. Выделяешь каждый день миллионами. Миллионами каждый день».

Приятель три дня между небом и землей висел. Рассказывает, молиться начал, чтобы Бог надоумил, подсказал правильный выбор. Ведь дома дети, не хочется человеку быть опасным для них. А, с другой стороны, если согласиться на ампутацию, то: инвалид первой группы, восстановление в несколько лет до более-менее работоспособного состояния. А кто кормить будет тех же детей, растить-учить-обувать-одевать? К профессору пошел, который лечил его в терапии: «правда, что я продолжаю бактерии выделять»? Профессор: «С чего это? У Вас устойчивый минус на выделение бактерий». На третий день пришло к моему приятелю, по его словам, простое и ясное решение: А что я теряю, если откажусь от операции? Сейчас у меня две руки, две ноги, два легких, могу ходить и работать. А если я соглашусь, будучи в здравом уме и твердой памяти, то добровольно подписываюсь под приговором: инвалид первой группы, ограниченная «дееспособность» (пусть простят меня юристы–профессионалы за такой сленг) и никаких гарантий, что болезнь не возобновится. А так у меня сохраняется шанс, что я выкарабкаюсь и детей на ноги поставлю.

Сегодня, по прошествии трех лет мой приятель до сих пор живет с двумя легкими, работает без ограничений, чувствует себя бодро и энергично. С медицинской стороны: органические изменения в легких остались, но раны зарубцевались, стенки легких стали плотными (враг не пройдет). Какие средства и методы использовал человек, чтобы восстановиться полностью – отдельный разговор.

А сейчас я Вам, дорогой читатель, открою одну большую тайну: за каждую операцию, проводимую в стенах НИИ фтизиатрии Санкт-Петербурга, бюджет выделяет до полумиллиона рублей в зависимости от категории сложности проводимой операции. А как же иначе, ведь это называется высокотехнологичная медицинская помощь. И после каждой операции определенный процент от упомянутой суммы получает персональный доктор, проводивший операцию. Как говорит церковь: дьявол не спит. Вот так: за инвалидизацию трудоспособного населения доктор получает конкретные деньги. А операции проводят каждый день. Доктор сыт, только больному не легче. Пациент, между прочим, со своей стороны, тоже поражается вирусом иждивенчества: плати мне теперь, любимое государство, из бюджета пособие по инвалидности, я теперь нетрудоспособный.

К чему я все это? А к тому, что нужна медадвокатура, нужен человеку тот защитник, который сможет сказать ему: у тебя есть выбор. И разъяснить ему в подробностях суть выбираемого.

Моему приятелю повезло: он устоял перед психологическим давлением со стороны конУслуги адвокатакретного хирурга. А сколько человек не находят силы устоять? Следует обязательно упомянуть, что в больнице психика человека более неустойчива, более неуверенна в себе, более податлива на внешнее воздействие. Хорошо, если воздействие позитивное, призывающее к жизни. А если оно призывает сдаться, лечь на лопатки? Как избежать ситуации, когда доктор делает пациенту предложение, от которого нельзя отказаться? Вот почему нужен человеку медадвокат, защитник жизни и здоровья человеческого.

Я вовсе не утверждаю, что доктор во всех случаях уступает соблазну наживиться на человеческом здоровье. Напротив, я убежден, что большая часть врачей руководствуется принципом: «Не навреди». Я только хочу сказать, что доктор сегодня, образно говоря, является следователем, прокурором и судьей в одном лице. А защитника нет. А он НУЖЕН человеку!

В сети: Адвокаты в Санкт-Петербурге по жилищным и семейным спорам. Адвокат по семейным делам. Адвокат по жилищным делам. Жилищные споры, Семейные споры. Выселение, утрата права на жилое помещение, прекращение права на жилье, вселение, раздел общего имущества супругов, общей собственности, споры о детях, лишение родительских прав, обжалование решений. Консультации адвоката. Ведение дел в судах. Адвокат в Санкт-Петербурге. Юридическое сопровождение бизнеса. Юридическая консультация.